Кирилл Григорьев: «Наша бизнес-модель проявила себя в полной мере»


Российский автомобильный рынок в 2019 году показал отрицательную динамику, и ожидалось, что в 2020 году его снижение продолжится. Но вряд ли кто был готов к столь драматичным весенним событиям, приведшим к падению рубля и обвалу рынка из-за ограничения работы автосалонов в стране. Более того, как полагают многие эксперты, возникшая ситуация сильно повлияла на модель взаимодействия клиента с автодилером, в связи с чем рынок ждут в краткосрочной перспективе значительные перемены. Своим мнением о ситуации в отрасли делится руководитель управления автокредитования Тинькофф Банка Кирилл Григорьев


– Каковы Ваши прогнозы относительно того, как будет развиваться ситуация, возникшая сегодня на автомобильном рынке?

– Сценарий, по которому развивается ситуация в России, если оценивать ее в цифрах, во многом повторяет китайский. Сегодня в Китае, где снимаются ограничения, связанные с коронавирусом, рынок восстановился на 70-80% от докризисных показателей. Соответственно, в России, когда откроются автосалоны во всех регионах страны, объем заявок на автокредиты, отражающий потенциальный спрос, может выйти на такой же уровень – 70-80%. Сейчас рынок автокредитования после его резкого обвала, произошедшего в первую неделю карантина в Москве, находится на этапе постепенного восстановления. В «Тинькофф» объем заявок вышел на уровень 45-50% по отношению к цифрам начала года – до введения режима самоизоляции в марте.

После снятия изоляции период восстановления спроса на рынке до уровня начала года во многом будет зависеть от различных глобальных факторов, таких как, например, спрос на нефть в мире. Если эти факторы не будут ухудшаться, договоренности по сделке ОПЕК+ будут соблюдаться ее сторонами, то, как мне видится, этот период продлится полгода. На восстановление цепочек поставок в автопроизводстве уйдет два-три месяца. Объем продаж новых автомобилей по итогам года может быть около 70% от объема прошлого года – около миллиона единиц. Рынок машин с пробегом просядет гораздо меньше.

Я вижу этот кризис как временный шок, некий стресс-тест, который структурно вряд ли что-нибудь сильно изменит, но, безусловно, станет хорошим уроком. Конечно, не все игроки переживут этот шок. Но те, у кого достаточно резервов, чтобы его выдержать, получат дополнительные стимулы для оптимизации бизнеса и развития онлайн-направлений. Дилеры поймут, что процессы можно автоматизировать и перевести в онлайн, уменьшить количество сотрудников; можно повысить эффективность за счет внедрения брокерских моделей, больших коллабораций.


– По Вашим оценкам, насколько рискованный уровень кредитной нагрузки у дилеров? Можно ли говорить о том, что этот бизнес закредитован?

– Да, дилеры оказались в красной зоне. В России автомобильная отрасль молодая, дилерские сети еще находятся на этапе активного роста, за последние десять лет было открыто большое количество дилерских центров. За этот период дилеры не успели накопить капитал. Для своего роста они используют в основном заемные средства. В этом случае если стратегия развития за счет заемных средств реализуется в условиях роста рынка, то она позволяет зарабатывать больше тех, кто не использует кредитное плечо. Но если ты занял деньги, а рынок начал падать, то оказываешься в зоне значительного риска. Таков закон рынка.


– Вы начали сокращать финансовые расходы?

– Мы начали их перегруппировывать. Мы не планируем сокращать персонал, но так как спрос по многим каналам упал, то комиссионные вознаграждения и различного рода рекламные бюджеты соответственно уменьшились.


– Насколько понимаю, «Тинькофф» не будет пересматривать стратегию своего развития, потому что она и так основана на дистанционной работе с клиентами.

– Да, наша бизнес-модель в этой ситуации проявила себя в полной мере. Скажем так, у нас происходит переприоритезация. Во-первых, мы начали уделять больше внимания развитию брокерской модели, позволяющей, например, через нашу систему отправлять заявки на автокредиты не только в «Тинькофф», но и в ряд других банков. Нынешний кризис показывает, что прежняя модель, когда сотрудники банков сидят в дилерских центрах, изжила себя. Финансовые организации будут все чаще переходить к использованию брокерской модели. Во-вторых, мы сфокусировались на развитии онлайн-каналов погашения кредитов, потому что увидели рост потребности их использования. Раньше доля платежей онлайн была порядка 50%, но сейчас она значительно выросла. Мы начинаем делать проекты приема платежей, гашения кредитов и для клиентов других банков, не только для клиентов «Тинькофф». Также, мы заметили, что этот кризис стимулирует развитие безналичных платежей. В связи с этим мы начинаем еще больше внимания уделять развитию онлайн-эквайринга, предлагаем дилерам более выгодные схемы взаимодействия с нами. Мир давно начал переходить к безналу, но этот кризис лишь ускорил переход.

До кризиса на онлайн-автокредитование приходилась треть нашего автокредитного трафика. Сейчас дилерский канал, фактически, пересох, но онлайн-канал уменьшился не так сильно, и в период самоизоляции стал основным. Мы поняли, что настало время для того, чтобы начать использовать онлайн-процессы для работы с дилерами. У нас есть инструменты, которые сейчас очень востребованы авторитейлерами, например, кредитная онлайн-заявка на дилерских сайтах, когда клиент без участия сотрудника автоцентра заполняет заявку на кредит и получает решение банка. Таким образом, дилер может сразу получать одобренных банком клиентов. Мы сделали этот проект еще до кризиса, сейчас будем его масштабировать.


– Увидели ли Вы для себя новые риски, вызовы?

– Мы были единственным банком, использующим модель дистанционной работы с клиентами. Сейчас традиционные банки, работающие в основном через отделения, начинают понимать, что нужно развивать и онлайн-каналы. Думаю, скоро количество наших конкурентов может вырасти, что станет большим вызовом.

Когда усиливается конкуренция, начинает сильно расти цена размещения, что в свою очередь может привести к ухудшению экономики онлайн-каналов. Кроме того, традиционные банки обладают малым опытом в работе с клиентами в онлайне, что потребует от них инвестиций в развитие этого направления. То есть, банки начнут «заливать» онлайн-рынок деньгами и перестраивать под это свою экономику путем повышения цен. При этом рост цен может быть несоизмерим с ростом спроса в онлайн-сегменте, в связи с чем, рынок начнет перегреваться.


Дмитрий Панов

29 Мая 2020
  • Комментарии 0
  • Посещения 9199

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться на сайте